«Черная риторика»: рекламная «фишка» или…? Определим понятие.

Потеряхин А.Л.

«Черная риторика»: рекламная «фишка» или…? Определим понятие.

С легкой руки немецкого тренера в области коммуникативной техники Карстена Бредемайера во оборот вошло словосочетание «черная риторика» [1, 2]. Очевидно это понятие было сконструировано по аналогии с «черным PR». У этих явлений есть очевидная связь, но прояснение ее характера оставим пока в стороне. Меня интересует значение термина «черная риторика» и, собственно, научная обоснованность его использования.

К.Бредемайер дает, на мой взгляд, не достаточно четкое  определение, которое порождает вопросы и требует дополнительных пояснений: «Черная риторика – это манипулятивная возможность использования всех необходимых риторических, диалектических, эристических и рабулистических приемов для того, чтобы направлять беседу в желательное русло и подводить оппонента или публику к желательному для нас заключению и результату» [1, С. 19]. Почему именно «возможность» использования приемов, а не сам процесс или правила их применения? Почему «манипулятивная» возможность, если далее по тексту идет речь о вполне открытых проявлениях вербальной агрессии (а мы помним, что отличительной чертой манипуляции является скрытость процесса для объекта воздействия [3])?

Более того, исходя из названия, «черная риторика» является подвидом, частью риторики. Но у Бредемайера вся риторика включена в черную риторику. Т.е. часть явления включает в себя все явление, частью которого оно является. Вот такая казуистика получается.

Но перед тем как дать это определение, он вынужден пояснить, что «риторикой называется наука об эффективном применении речевых компонентов (слов и фраз) во время публичного общения». Что диалектику он понимает как «способность вести диалог и убеждать партнера по дискуссии в своей правоте». Эристика, по его мнению, – это «техника и метод ведения спора», а «рабулистика – это искусство изощренной аргументации, позволяющее выставить предмет обсуждения… в нужном свете, не всегда соответствующем действительности»  [1, С. 17 — 18].

Далее К.Бредемайер усиливает определение яркими метафорами и эпитетами: «Черная риторика – волшебное и демагогическое средство, позволяющее внушить оппоненту иную точку зрения», «это наркотик, принимаемый нами для самовозбуждения и наносящий незатягивающиеся раны…», «это облеченная в слова доминанта победителя»  [1, С. 19 — 20], «чудодейственное  искусство управления словами» [1, С. 27]. В качестве синонимов к «черной риторике» К.Бредемайер использует в тексте такие словосочетания, как «вербальная атака», «удар ниже пояса», «вербальная жестокость», «словесный залп», «вербальная война», «атака на врага», «облить грязью», «вербальные залпы», «болезненные уколы», «уничтожающая критика», «раздавать словесные пощечины» и др.

Итак, если очистить определение К.Бредемайера от пестрой шелухи метафор, эпитетов и синонимов, то получится, что «черная риторика» — это процесс психологического воздействия на партнера по общению или аудиторию преимущественно с использованием вербальной агрессии и манипуляции, хотя не исключает применения открытых и цивилизованных методов воздействия, например, убеждения. Таким образом понятие «черная риторика» полностью совпадает с понятием «психологическое воздействие», которое достаточно четко определено в социальной психологии. И в таком значении термин «черная риторика» является избыточным и вряд ли может претендовать на научность. Это скорее рекламный прием автора, используемый для собственного позиционирования.

По этому же пути пошел и украинский консультант и тренер Артем Монастырный, который использует понятие «жесткая риторика». Он предлагает «курс «Жесткой риторики», защиты от манипуляций, искусство спора, стрессоустойчивость, навыки убеждения, умение говорить нет, ставить на место хамов» [4]. Анализ рекламного текста этого курса дает основания утверждать, что под «жесткой риторикой» понимается совокупность разнообразных методов и приемов психологического воздействия на партнера по общению, а также способов, тактик и условий противостояния этому воздействию. То есть — ничего нового, что давало бы основания для введения этого понятия. Та же рекламная «фишка».

Словосочетание «черная риторика» включила в название книги и автор-составитель В.Недеждина [7]. При этом она не утруждает себя определением этого термина. Лишь в аннотации к книге коротко сказано, что черную риторику изобрели древние греки, но называли они ее схоластикой, т.е. умением «манипулировать людьми в своих целях, убеждая их с помощью нечестных приемов, уловок и подтасовок принять свою точку зрения» [7, С. 2]. Во вступительной части книги она повторяет ту же казуистику с эристикой, рабулистикой и диалектикой, которую приводит К.Бредемайер. Но в книге фактически рассматривается широкий круг вопросов психологии общения. Даже неспециалисту понятно, что эта область знания гораздо шире, чем может охватить понятие «черная риторика». И здесь уместен вопрос: зачем В.Надеждина  (или ее издатель) дезориентирует или обманывает читателей?

Фото 1, 2, 3

черная риторика

При этом давайте не забывать, что риторика изначально определяется как «теория красноречия, наука об ораторском искусстве» [5, С. 3]. Как отмечает Д.Х.Вагапова, с античных времен риторика основывается «на трех китах»: «этосе (влиянии на собеседников личностными качествами, в том числе и коммуникативными), логосе (культуре оперирования понятиями, суждениями, умозаключениями, аргументами), пафосе (красноречии, умении возбуждать с помощью тропов и фигур интерес к своей личности и вызывать в слушателях удовольствие от восприятия речи)» [9, С. 7]. И теперь ответим себе на вопрос: какое отношение к риторике имеет то хамство, ложь и агрессия, которые так поэтично воспевает К.Бредемайер, говоря о черной риторике? Никакого! Или весьма отдаленное. Обратите внимание на оформление обложек книг, посвященных черной риторике (фото 1, 2, 3): это о чем угодно, только не о риторике!

Итак, как же относиться к понятию «черная риторика»? Оказаться от него, поскольку оно дублирует понятие «психологическое воздействие» и, в силу этого, запутывает понимание рассматриваемого явления? Нет. Предлагаю сделать его более узким по значению и более четко определить.

Если детально проанализировать ситуации использования «черной риторики», то из них можно выделить те акты коммуникации с оппонентом, которые происходят в присутствии значимых для субъекта воздействия наблюдателей (см. рис.1). Примером может быть телевизионное политическое ток-шоу, в ходе которого политик (S1 — субъект воздействия) ведет дискуссию со своим оппонентом (S2). Эту дискуссию наблюдают значимые для политика как потенциальный электорат телезрители и зрители в студии. И именно телезрители выступают основным объектом воздействия, целью которого является повышение собственного рейтинга и/или снижение рейтинга оппонента. Политик не ставит своей целью переубедить оппонента, его задача состоит в том, чтобы сформировать негативный имидж оппонента у телезрителей и закрепить у них свой позитивный имидж. Оппонент выступает в этой коммуникации как необходимый атрибут дискуссии, элемент шоу, позволяющий сделать его более интересным, привлекательным, зрелищным. Поэтому в данной ситуации оппонента нужно считать условным объектом воздействия. Коммуникацию именно в данной ситуации и с подобными целями я предлагаю называть «черной риторикой».

Рисунок 1

черная риторика

Если принять это предложение, то черную риторику можно определить как процесс психологического воздействия на значимых наблюдателей дискуссии с оппонентом с целью формирования его негативного и собственного позитивного имиджа у наблюдателей. Под это определение попадает любой спор, дискуссия, в котором мнение наблюдателей более важно, чем мнение оппонента: дебаты политиков, споры на политических ток-шоу, публичные дискуссии на конференциях и т.п. Именно актом «черной риторики» были недавние дебаты кандидатов на пост президента В.Зеленского и П.Порошенко [6]. Черной риторикой являются все дискуссии политиков в телевизионных программах.

 

Фото 4.

Черная риторика»: рекламная «фишка» или…? Определим понятие.

Петр Порошенко и Владимир Зеленский на дебатах

Источник фото — https://www.rbc.ua/rus/news/nesportivnyy-razgovor-proshli-debaty-zelenskogo-1555702280.html

 

Принимая это определение мы, как следствие, принимаем и важное ограничение: любой вид психологического воздействия непосредственно на партнера по общению, оппонента, каким бы жестким и манипулятивным оно ни было, мы не будем считать черной риторикой, поскольку для таких видов психологического воздействия уже есть понятия манипуляции, психологического нападения и др. [8]. Повторюсь: основными объектами воздействия в черной риторике является не оппоненты в споре, а аудитория, телезрители, радиослушатели, пользователи интернета, физически присутствующие на дискуссии зрители, читатели СМИ, которых я называю значимыми наблюдателями.

В этой ситуации публичное общение значительно усложняется:

— во-первых, участнику публичной дискуссии нужно учитывать потребности, ценности, стереотипы и другие социально-психологические особенности зрителей, аудитории, т.е. значимых наблюдатей;

— во-вторых, важно знать психологические особенности оппонента, его уязвимые черты и преимущества с точки зрение аудитории, а также прогнозировать коммуникативное поведение соперника, поскольку он ставит себе точно такие же задачи: повысить свое рейтинг и понизить рейтинг противника;

— в-третьих, нужно понимать, что, как правило, дискуссией управляет ведущий, который неявно отстаивает определенную позицию и, определяя регламент мероприятия, может существенно влиять на достижение целей оппонентами.

Таким образом, предлагаю в определенной мере упорядочить понятийный аппарат в сфере сложной, манипулятивной и агрессивной коммуникации. И, раз уж мы фактически используем словосочетание «черная риторика», то давайте четко определим его и ограничим рамки употребления. Такая терминологическая дисциплина, на мой взгляд, будет способствовать развитию методического инструментария в этой области. А это в свою очередь поможет созданию эффективных обучающих программ, которые помогут практикам успешно решать задачи публичного общения.

Источники:

  1. Бредемайер К. Черная риторика: Власть и магия слова/ Пер. С нем. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. – 224 с.
  2. Бредемайер К. Искусство словесной атаки: Практическое руководство/ Пер. с нем. – 5-е изд. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2008. – 178 с.
  3. Потеряхин А. Понятие и виды информационно-психологического воздействия — https://labipt.com/Понятие-и-виды-информационно-психоло/
  4. Монастырный А. Курс «Жесткой риторики» — https://sila-slova.com/?fbclid=IwAR0a0YyDZNyYpdRasLpllmgYbMjr7F8lEOH5rKe3aBYLTYFnlpxS-CauUF0
  5. Кохтев Н.Н. Риторика: Учеб. пособие для уч. 8-11 кл. – М.: Просвещение, 1994. – 207 с.
  6. Головицкая А. Немного о психологии дебатов -https://www.facebook.com/anna.golovytskaya/posts/3188585884500765?__tn__=K-R
  7. Черная риторика по-русски/ Авт.-сост. В. Надеждина. – Минск: Современный литератор, 2009. – 384 с.
  8. Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния влиянию. – СПб: Речь, 2001. – 256 с.
  9. Вагапова Д.Х. Риторика в интеллектуальных играх и тренингах. – М.: Цитадель, 1999. – 460 с.

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *