SOS! «Донбасский синдром»!

SOS! «Донбасский синдром»!

Последствия военного конфликта на Донбассе нашли свое отражение в различных плоскостях жизни Украины. Экономика, политика, инфраструктура – итоги военных действий в этих сферах обсуждаются чаще всего. Однако зачастую упускается важный момент – психическое здоровье военных, прошедших круги ада в зоне АТО.

SOS! «Донбасский синдром»!

О психологических последствиях военных действий на востоке Украины – в интервью изданию Re:plika кандидата психологических наук, доцента, эксперта-психолога Елены Ивановой.

«Донбасский синдром» — реальность для Украины?

Безусловно, различные катастрофы от природных до военных действий отражаются на поведении людей всегда.

В Украине сложилась непростая ситуация. В сознании участников боевых действий имеет место определенный разрыв, наличие двух реальностей: когда ты воюешь и защищаешь Родину, а твои сверстники и твоя страна продолжают жить мирной и сытой жизнью. Вокруг тебя люди, убитые либо покалеченные на непонятной войне. А если посчастливилось выжить, то борьба в мирной жизни за признание героем и получение особого социального статуса и защиты лишь усиливает психологические раны. Понятие, что ты герой, и страна тобой гордится – очень непостоянное, государство может опять забыть о своих героях, или, чего хуже, объявить уже преступником (по не очень здоровой украинской «традиции»).

Еще одним тревожным звонком является то, что ценность человеческой жизни приближается к минимальным показателям. В стране стало легко стрелять и легко убивать.

На днях в Интернете мне повстречалась фраза, саркастическая и очень иллюстративная, в которой отмечено следующее: «Жизнь, на самом деле, очень простая, сынок. Это просто, как ездить на велосипеде, который горит, — и ты горишь, и ты в аду». Сегодня жители Донбасса довольно часто сравнивают свое состояние, свою жизнь с адом: все горит (в душе, в судьбе и в окружении), и ты не можешь управлять своей жизнью. Это тупик.

«Донбасский синдром» — это трагедия в жизни людей, пугающая безысходностью в обозримом будущем. А дальнейшая неопределенность с Донбассом лишь усиливает проблемы. Проявление подобного синдрома у участников событий на Востоке, вероятно, даже шире, чем аналоги в мире, потому что в данном случае налицо – раскол страны.

SOS! «Донбасский синдром»!

Каковы опасности подобного синдрома?

Такое понятие, как посттравматическое расстройство (ПТСР), это, в принципе, медицинский термин. В классификаторе болезней (МКБ — 10) данный термин имеет свое отображение. Но следует помнить, что не все травматические события приводят к появлению ПТСР.

Безусловно, травма, как физическая, так и психическая, должна заживать. Любая травма имеет определенную зону поражения, динамику выздоровления, а также возникновение определенных осложнений. Переживание травматического опыта может происходить в течение нескольких дней, недель, а иногда и в течение всей жизни. Различается и глубина переживаний: для одного — это трагедия, а для другого — просто неприятное событие.

Примерно каждый пятый, переживший травматическое событие, страдает от ПТСР. Симптомы ПТСР можно поделить на три основные группы.

Первая — симптомы так называемого повторного переживания, флешбэки — нежелательные воспоминания о травматическом событии снова и снова, которые появляются вне желания человека и сопровождаются так называемым эмоциональным дистрессом и возобновляются все чаще и чаще. К этой же группе относят ночные кошмары, гипертрофированную эмоциональность в ситуации воспоминаний, повышенную тревогу при неожиданных звуках сирены, неконтролируемые реакции на взрыв петард, салют, а также очень сильные физиологические реакции: аритмия, тахикардия, холодный пот.

Вторая группа симптомов связана с переживанием ослабления волевой регуляции. Люди на этой стадии вытесняют неприятные эмоции и переживания, избегают воспоминаний о месте, где произошла травма, закрываются от окружающих. Подобное поведение также выбивает из нормального, привычного функционирования.

Третья группа — это неспособность расслабиться, когда человек постоянно находится в напряжении, или в «боевой готовности».  Возникают проблемы с засыпанием и поддержанием нормального сна. Появляются раздражительность и агрессивность, сложность концентрации внимания, постоянная «стартовая» готовность, когда человек в ожидании атаки, необходимости защиты и борьбы с опасностью.

По наблюдениям специалистов, 2/3 людей с ПТСР постоянно переживают депрессию, которая очень часто служит неким стартом для суицидальных намерений, в чем и заключается главная опасность описываемого синдрома.

SOS! «Донбасский синдром»!

Какие существуют способы помощи людям с подобными психическими расстройствами?

Для того, чтобы понимать, как спасать и как жить с людьми, у которых проявляется симптоматика ПТСР, нужно больше знать и понимать особенности данного синдрома.

Помимо основных симптомов ПТСР, следствием незалеченных травм является алкоголизация и наркотизация. Это то, что на сегодня практически захлестнуло военных и жителей территорий, на которых ведутся военные действия.

Есть ряд системных составляющих психологической помощи, которые должны быть реализованы. Это действия на государственном уровне, на уровне социальной защиты и помощи, на уровне волонтерства и социальной медиации и на уровне микросоциального окружения (семья, друзья, родственники). Особое место занимает работа профессионалов, таких как психологи и психиатры — это специалисты, которые владеют специальными знаниями, умениями, навыками и техниками для обеспечения успешного проживания травмы. Если травма не прожита, не проработана, то она обязательно будет давать о себе знать. К сожалению, причем, часто в самый неподходящий и неожидаемый момент. Также есть определенные техники самопомощи, которым должны обучаться люди, переживающие «донбасский синдром», потому что в большинстве случаев нашей действительности именно психологическая самопомощь является наиболее доступной. Есть смысл обращаться к специализированной психологическо-реабилитационной помощи и при содействии специалистов (психологов и психиатров, наркологов) вырабатывать навыки психологической помощи.

Очень важно сформировать систему помощи на уровне страны: от правового поля защиты людей до индивидуально-психологического. Должна проводиться отдельная работа с социальным окружением — это жены, родители, дети, родные и близкие. Человек — социальное существо, и его переживания транслируются на рядом находящихся людей, которые также являются психологической составляющий этого человека. Это своего рода динамическая система: если не хватает ресурса у травмированной личности, то этот ресурс есть рядом. Его нужно просто найти, включить и использовать.

В армиях развитых стран существует очень мощная система медико-психологической реабилитации: сроком до нескольких лет служащие могут быть отстранены от выполнения обязанностей и находиться на полном обеспечении государства.

К сожалению, военный синдром (как пример, можем выделить «военный синдром Второй мировой войны», «вьетнамский синдром», «афганский синдром») оказывает тяжелейшее влияние на жизненный сценарий человека. В американской армии статистика в 1975 году зафиксировала в три раза большее количество суицидов участников вьетнамской войны, нежели погибших в боевых действиях.

SOS! «Донбасский синдром»!

Какие жизненные ситуации (в мирной жизни) могут усугубить такой синдром у военных?

Мы все устали жить в войне… и те, кто считает патриотичным погибнуть, защищая часть территории нашей страны, и те, кто видит войну  несправедливой и бессмысленной. Мы устали от затяжного кризиса, который пугает перспективой обнищания, безработицы и бесправия.  А чтобы поддержать и защитить ближнего, надо иметь силы и желание. К сожалению, вернувшийся с АТО возвращается другим, в другой уже для него мир.  Иногда с искалеченным телом и израненной душой. Часто раны заживают быстрее, чем душа из-за непонимания, отсутствия терпения и любви. Семья тоже страдает из-за непонимания и бессилия повлиять на ситуацию, вчерашняя любовь, кажется, превращается в ненависть. Круг непонимания и бессилия становится замкнутым. Привычка снять стресс алкоголем становится смыслом существования. Иногда алкоголь уступает место наркотику. Проблема растет и углубляется, вовлекает в  водоворот трагедии  новые судьбы.

На общегосударственном уровне мы «сидим на мине замедленного действия».

Основная проблема – обесценилась человеческая жизнь. Неуправляемое ощущение ненависти к иным людям, которые находятся в мирном пространстве, толкают участников военных действий к радикальному, агрессивному решению проблемных ситуаций, возникающих в нормальной жизни. Это приводит и к росту преступности. Растет процент насильственной преступности. Безнаказанная, порой абсолютно неуправляемая агрессия жителей, которая сейчас происходит в нашей стране, – тоже следствие «донбасского синдрома».

Произошёл раскол в сознании мирных граждан в украинском обществе. Украина сегодня разделилась на две части: люди, которые живут в войне, и наблюдатели. Хорошо, если это пассивные наблюдатели, сочувствующие, толерантные, небезразличные, готовые к проявлению в какой-то степени участия, эмпатии. Но есть и позиция социальных обвинителей, людей, которые ведут себя агрессивно по отношению к военным и беженцам, являются достаточно жестокими. Обостряются биологические потребности в безопасности, в основе которых борьба за существование, а они, к сожалению, не способствуют улучшению ситуации в стране и в переживании «донбасского синдрома».

Довольно негативно на развитие подобного синдрома влияют кризисные явления – в экономике, социальной среде и пр. Если мы будем реалистами, то увидим, что за 24 года (независимости – ред.) мы потеряли боеспособную армию и оказались не готовы к подобному трагическому сценарию развития событий. А если говорить о психологическом сопровождении, то ситуация SOS: требует создания мощной системы медико-психологической реабилитации и социально-психологического сопровождения военно-социального кризиса в Украине.

Елена Иванова для Re:plika

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *