Цитата, как инструмент политического воздействия

Пустовар Е.А.

 Цитата, как инструмент политического воздействия

«…если я цитирую других, то лишь для того,

 чтобы лучше выразить собственную мысль»

Мишель де Монтень

Политика всегда оказывалась благоприятной средой и одновременно способом манипулирования коллективным сознанием народа – независимо от его этнокультурной принадлежности. Главной ее целью являлось и является до сих пор обретение, укрепление и удержание власти. Общество, так или иначе, участвует в политической коммуникации: кто-то воздействует, кто-то подвергается этому воздействию. Но каким образом происходит этот процесс? Об этом задумываются немногие. В последнее время общепризнанным стало мнение, что политик хорош, если может в своих выступлениях цитировать без предварительной подготовки известных писателей, деятелей культуры и искусства, других политических лидеров. Такой политик сразу относится к разряду образованных людей, способных управлять государством или же участвовать в деле государственной власти, соответственно, и доверие к нему возрастает. Бесспорно, одной из характерных черт высокоразвитого человека является его начитанность и в последствии применение цитат и афоризмов из прочитанного. К месту подобранное высказывание сразу привлечет к вам внимание окружающих. Но, действительно ли все так просто и понятно? Цитаты используются политиками для подтверждения своих мыслей, для разъяснения какого-либо вопроса, или для того, чтобы блеснуть в обществе? Оказывается, «чужая речь» в политической коммуникации способна быть эффективным средством активного воздействия на социум.

При помощи цитаты политик имеет возможность формировать общественное мнение, очернить политического соперника или, наоборот, возвысить политического союзника. Цитата может оказываться инструментом лести и комплимента; способом создания политического имиджа или же средством его последовательного разрушения. Обращаясь к незыблемым истинам посредством цитации, ссылок, политик стремится убедить аудиторию и сформировать единое нужное идейно-политическое сознание с целью дальнейшего манипулирования им. Различные типы интертекстуальных включений обладают разной степенью интертекстуальной выраженности [1].

Интертекстуальность – термин, введенный в 1967 году теоретиком постструктурализма, французской исследовательницей Юлией Кристевой для обозначения свойства текстов, выражающегося в наличии между ними связей, благодаря которым тексты (или их части) могут многими разнообразными способами явно или неявно ссылаться друг на друга [2].

Как утверждает А. Чудинов, современный политический текст часто строится и воспринимается как своего рода диалог с другими текстами: автор развивает и детализирует высказанные ранее идеи, полемизирует с ними, дает свою интерпретацию фактов, подчеркивает собственную позицию. Такой текст оказывается насыщенным множеством срытых и откровенных цитат, его полное восприятие возможно только в дискурсе с использованием множества фоновых знаний из различных областей культуры. Под интертекстуальностью следует понимать «присутствие в тексте элементов других текстов, его восприятие как частицы общего политического дискурса  и – шире −как элемента национальной культуры» [3, С. 48].

Понятие «интертекстуальность» объединяет различные типа интертекстуальных включений, которые в разной степени обладают интертекстуальной выраженностью.

Цитата, как инструмент политического воздействия

Цитация как средство воздействия является одним из распространенных приемов у политиков. Ссылаясь на мнение авторитетных лиц, политический деятель преследует цели – повысить доверие к сообщаемой информации и использовать приведенную цитату как отправную точку для дальнейшего хода авторской [4].

Цели цитации:

  • Доказательство (цитата-аргумент)

«Архімед якось сказав: «Дайте мені точку опори, і я переверну Землю». Україна є тією точкою опори, якщо ми говоримо про регіон, Європу, Землю» (П. Порошенко) [5].

  • Иллюстрация суждений автора (цитата-пример)

«Доки будете жити в громадськім порядку, дружно держатися купи, незламно стояти всі за одного, а один за всіх – доти ніяка ворожа сила не побідить нас». Це слова Івана Франка. А вклав він їх у вуста Захара Беркута, який гуртував людей до оборони проти орди, що прийшла зі Сходу» [6].

 

  • Выражение точки зрения автора с помощью чужих слов, ссылка на авторитет (цитата-заместитель)

«Колись справжній українець В’ячеслав Чорновіл казав: «І парламенти, і прем’єри, і президенти приходять і відходять, залишається лише свята справа нашого історичного відродження, справа демократії та державної української незалежності. Відданість їй не на словах, а на ділі – єдиний критерій ставлення і до політики, і до політиків». Хай ці слова надихають вас на служіння Україні, народові і державі» [6].

Аллюзия требует высокого уровня культурной и интеллектуальной компетентности читателя. В случае аллюзии заимствование элементов происходит выборочно, а целое высказывание или строка претекста, соотносимые с новым текстом, присутствуют в последнем как бы за текстом – только имплицитно [7].

«Таємниця народження Ісуса Христа для нас, людей, — велике діло. Воно переконує, що добро обов’язково подолає зло…

Ми обов’язково переможемо, як заповідав нам апостол Павло: «Одягнувшись у броню віри й любові та в шолом надії на спасіння!»                 (П. Порошенко) [8].

Косвенная речь.

Пересказ в форме косвенной речи фрагментов из текстов других авторов. При косвенном цитировании автор может прямо не указываться, а цитата вводится в текст с помощью каких-либо словосочетаний, например, «как говорится в таком-то произведении…», «как писал…» и т.п.

«Хтось із відомих філософів сказав, що на наше життя  впливає не лише те, що з нами відбулося, а, можливо, і ще навіть більшою мірою – те, чого не сталося» (П. Порошенко) [6].

По мнению Н.А. Купиной, интертекстуальные ссылки способны выполнять различные функции.

  1. Экспрессивная функция интертекста проявляется в той мере, в какой автор текста посредством интертекстуальных ссылок сообщает о своих культурно-семиотических ориентирах. Подбор цитат, характер аллюзий – важные элементы самовыражения автора.
  2. Апеллятивная функция интертекста проявляется в том, что отсылки к каким-либо текстам в составе данного текста могут быть ориентированы на совершенно конкретного адресата – того, кто в состоянии опознать интертекстуальную ссылку.
  3. Поэтическая функция во многих случаях предстает как развлекательная: опознание интертекстуальных ссылок в качестве увлекательной игры, своего рода, разгадывание кроссворда [9].

По сути, каждый текст является интертекстом: другие тексты присутствуют в нем на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах (тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры). В каждой культуре существуют тексты, интертекстуальность которых подкрепляется известностью их автора и поддерживается многократным повторением. Для описания этого феномена Ю.Н. Караулов определил прецедентные тексты следующим образом: «значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников, и, наконец, такие, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности [10, С. 216]. На сегодняшний день понятие прецедентных феноменов (прецедентное имя, прецедентное высказывание, прецедентная ситуация, прецедентный текст) активно используется лингвистами, причем часто в значении, тождественном значению термина интертекстуальность. Но все же эти понятия можно разграничить следующим образом. Интертекстуальность соотнесена с эстетической ценностью, культурной значимостью, временностью, прецедентность – с тем, что происходит сейчас и актуально сегодня, но совсем не обязательно будет завтра.

К определяющим характеристикам прецедентных текстов Ю.Н. Караулов относит:

  • хрестоматийность и общественность;
  • эмоциональную и познавательную ценность;
  • реинтерпретируемость, проявляющуюся в многократной интерпретации (воспроизводимости) в различного рода текстах и дискурсах, что в итоге ведет к тому, что такие тексты становятся «фактом культуры» [10, С. 217].

Рассмотрим на примерах как прецедентные феномены используются в политическом дискурсе.

Прецедентные тексты – стихийно или сознательно отобранные тексты, которые рассматриваются как общеизвестные в конкретной речевой культуре и которые допускают в этой связи особые формы их использования.

«Понад місяць тому до нашого суспільства звернулися учасники ініціативної Групи «Першого грудня» зі словом про свободу та відповідальність…

«Наш стан нагадує великий похід, — каже Група «Першого грудня»: На вершині одного історичного пережиття ми ясно побачили наступну височину, яку хочемо досягти. Але зараз наш похід триває поміж небезпеками, серед яких найбільш виснажливими і грізними є блукання в тумані низин, де панують сумніви і недовіра до всього – орієнтирів, провідників і власних сил. Корупція і патерналізм (тобто цілковита надія не на себе, а на когось іншого, начебто сильнішого) – це дві глибокі ментальні проблеми, які не дають нам повірити у власні сили», − говориться у зверненні…

 Нам усім потрібно робити зусилля, щоб почути цей голос мудрості»             (А. Яценюк) [12].

 Прецедентное высказывание – это цитата, афоризм, пословица. В современном политическом тексте прецедентное высказывание часто структурно и содержательно трансформируется, в них вкладывается обновленный смысл. В качестве прецедентных высказываний могут выступать не только развернутые фразы, но и отдельные слова и выражения, по которым опознается коммуникативная практика известного человека.

«Великий був рік і страшенний рік по Різдву Христовому 1918, від початку ж революції другої…» Це слова киянина Михайла Булгакова про зимовий Київ майже столітньої давнини.. Читаєш і дивуєшся: як про нас, як про сьогодні. «Великий і страшенний» 2015-й…» (Ю. Тимошенко).

«Стражданням, кров’ю та праведною силою гартується незламна, ніким не скорена Україна! У сім’ї вольній, новій!» (Ю. Тимошенко) [13].

Прецедентная ситуация – хорошо известная историческая ситуация, событие, яркие признаки которого запечатлены в народном сознании с той или иной эмоциональной оценкой. Такая ситуация может обозначаться не только прямо, а путем указания на место события, время, какие-то яркие признаки.

«Різниця з супротивником у ресурсах та потенціалі не повинна зменшувати нашу віру в перемогу. Не забуваймо: Давид здолав набагато дужчого Голіафа. Це саме буде з Україною» (П. Порошенко) [14].

Прецедентное имя – это имя (фамилия, прозвище и др.) известного политика, военачальника, ученого, писателя, героя литературного произведения  и т.п. Такое имя служит своего рода знаком определенных качеств, оно может символизировать тот или иной прецедентный текст или прецедентную ситуацию.

«Путінізм, як ідеологія нехтування цивілізованими цінностями та нормами життя, схоже, є заразною хворобою, особливо небезпечною в умовах відсутності потужних і принципових лідерів сучасного демократичного світу, готових постати на захист фундаментальних цінносте цивілізації. Таких, якими у свій час були Черчиль, де Голль, Рузвельт, Тетчер та Рейган»              (О. Ляшко) [11].

К числу прецедентных феноменов можно отнести также устойчивые сочетания, фразеологизмы, повторяющиеся метафоры и другие знаки вторичности текста.

«Повноваження, фінансові ресурси і контроль – три кити, на яких базується ефективна модель місцевого самоврядування» (В. Гройсман) [15].

Итак, анализируя вышесказанное, можно утверждать, что прецедентные феномены могут выступать в политическом дискурсе как «тексты влияния». Актуализируя знания реципиента, воздействуя на его воображение, чувства, правильно подобранные прецедентные феномены в речи политика, служат мощным средством воздействия. Они делают изложение более интеллектуальным, формируют новые смыслы, вводят новое историческое событие в общеисторический и культурный контекст. Кроме того, прецедентные феномены оживляют политический текст, позволяют сделать сообщение более ярким, привлекающим внимание адресата. Таким образом, прецедентные феномены воздействуют на формирование точки зрения и поведение реципиента. Именно поэтому политическая элита так любит использовать цитаты как один из инструментов информационно-психологического воздействия.

Литература

 

  1. Павлова Е.К. Лексические проблемы глобального политического дискурса//Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Вестник МГУ. – Сер. 19. – 2005. –№2. – с. 98-110.
  2. Интертекстуальность. Википедия

  https://clck.ru/9fzeH

  1. Чудинов А.П. Политическая лингвистика (общие проблемы, метафора) : [Монография]/А.П. Чудинов. – Екатеринбург, 2003. – 194 с.
  2. Попова Е.А. Цитация как вид интертекстуальных включений//Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее. Сб. материалов и тез. докл. науч.- практ. конф. – Самара: Самар. гос. аэрокосм.ун-т., 2006.− с.165-170
  3. Порошенко П. «Звернення Президента України Петра Порошенка на щорічній зустрічі з іноземними послами, акредитованими в Україні, з нагоди Різдва і Нового року» 12.01.16

http://www.president.gov.ua/news/zvernennya-prezidenta-ukrayini-petra-poroshenka-na-shorichni-36608

  1. Порошенко П. «Виступ Президента України на форумі депутатів місцевих рад Блоку Петра Порошенка «Солідарність» 12.12.15

http://www.president.gov.ua/news/vistup-prezidenta-ukrayini-na-forumi-deputativ-miscevih-rad-36482

  1. Попова Е.А. Аллюзия как один из способов актуализации интертекстуальности//Актуальные проблемы гуманитарных наук. Сб. статей Самарского научного центра РАН.− Самара, 2006.− с. 108-112
  2. https://www.facebook.com/petroporoshenko/posts/714737038660691
  3. Купина Н.А. Филологический анализ художественного текста/Н.А. Купина, Н.А. Николина – М. Флинта, 2003, 205 с.
  4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность [текст]/Ю.Н. Караулов.− Изд. 6-е.−М.: Изд-во ЛКИ, 2007, − 264 с.
  5. Ляшко О. Статья «Барак Обама не в ладах з реальністю». 13.01.16

https://www.facebook.com/O.Liashko/posts/928438930558038

  1. Яценюк А. 10 хвилин із Прем’єр-міністром. Про єдність. 20.12.15

http://www.kmu.gov.ua/control/publish/article?art_id=248719911

  1. https://www.facebook.com/YuliaTymoshenko/photos/a.236028753101902.57456.187313651306746/987888521249251/?type=3&theater
  2. Порошенко П. «Щорічне Послання Президента України до Верховної Ради України.  «Про внутрішнє та зовнішнє становище України в 2015 році». 04.06.15

http://www.president.gov.ua/news/shorichne-poslannya-prezidenta-ukrayini-do-verhovnoyi-radi-u-35412

  1. Гройсман В. Статья «Навіщо нам децентралізація?» 22.06.15

    http://chairman.rada.gov.ua/news/appearances_publications/articles/73293.html

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *