Тюрьма как шанс на политический успех

Головицкая А.А.

Тюрьма как шанс на политический успех

Украинская политическая жизнь довольно динамична и слабо поддается логическим прогнозам. Ситуация, при которой сегодня политик у власти, а завтра – на скамье обвиняемых, довольно распространенная (вот уж действительно – «от тюрьмы, да от сумы — не зарекайся!»). Если на носу смена правящего режима, значит и не за горами политические (и не очень) заключенные. Однако, так ли страшна тюрьма для политика, как это кажется на первый взгляд?

Как ни удивительно, но примеры обновления и улучшения собственного образа путем преодоления на первый взгляд немыслимых преград попали в наше сознание еще из сказок. Так, мораль многих сказок, содержащих архетип такого себе «Иванушки», ставшего «добрым молодцем», заключается в том, что выживание в процессе индивидуации (смертельно опасного испытания) приводит к исцелению и процветанию. А швейцарский психолог К. Юнг ввел в обращение такое понятие как архетип – универсальный образ или символ, содержащийся в коллективном бессознательном. В рамках аналитической психологии К. Юнг и устанавливает тесную связь архетипа с мифологией: мифология – хранилище архетипов. Среди основных видов архетипов, выделенных психологом, есть так называемый «Самость», который и олицетворяет собой «процесс индивидуации». То есть, конечный результат духовного становления человека есть обретение Самости. В русских народных сказках архетип Самости воплощается чаще всего в лингвокультуремах Иван-царевич, Иван-дурак, Емеля-дурак. Эти герои в ходе развертывания сюжета сказки преодолевают неизбежные в духовном становлении человека трудности и испытания [1].

параллель между сказкой и политической былью

Отчего же не провести параллель между сказкой и политической былью? Ведь испытание тюремным заключением вполне можно приравнять к купанию в чане с кипящем молоком, после которого герой становился «добрым молодцем». Но не стоит забывать, о том, что после «Емели» или «Иванушки» в чан ринулся и царь, однако ему это мало помогло. Мораль конечно же в том, что и кипящее молоко – далеко не панацея от всех проблем, но при мудром использовании может подарить и молодецкую славу.

Возвращаясь к политикам и тюремному заключению, следует отметить, что, конечно же, все зависит от политического мастерства и возможностей. Ведь для некоторых определенный срок лишения свободы может дать новый толчок политической карьере. В целом, в украинской политической истории заключение политика можно считать:

а) политическим забвением;

б) новым политическим возрождением.

В первом варианте политик становится обыкновенным заключенным, не перенося в публичную плоскость свою борьбу или смирение, приняв новый статус и забыв о политике. По крайней мере, на время.

Однако, в условиях наличия огромного количества информационных инструментов, гораздо выгоднее создавать вокруг собственной персоны должное количество информационного шума, играя роль наказанного за политические убеждения, но не за противоправные деяния. Итак, как бы странно это не звучало, политическое заключение может принести узнику новые возможности, а именно:

  • во-первых, это шанс обновить имидж, а в некоторых случаях и провести полный ребрендинг существующего образа;
  • во-вторых, это способ заявить о себе довольно широкому кругу одновременно;
  • в-третьих, для некоторых – это удобный случай реанимировать политическую карьеру.

В любом случае, достижимость указанных возможностей во многом зависит от наличия либо отсутствия следующих особенностей:

  • Существовании либо политической истории, либо соответствующих рейтинговых позиций, что говорит о наличии сторонников и «работающем» образе. Речь не идет о высоких рейтингах и эффективном, актуальном образе, но первоначальная целевая аудитория, которая в дальнейшем станет волонтерской основой, быть должна.
  • Готовности самого политика к заключению как к попытке политической реинкарнации в сознании избирателей. Настрой политика определяет многое в новой кампании, а порой и все. Этот пункт, порой, является решающим. Бесспорно, тюрьма в первую очередь – это не имиджевые возможности, а и огромная группа рисков, касающихся в первую очередь существования и жизнедеятельности человека. И на испытание заключением решаются очень не многие.
  • Возможности использования оппозиционной риторики. Обвинения власти в политическом сговоре против сильных оппонентов – один из беспроигрышных шагов в борьбе за право получить эту власть.
  • Активного вовлечения в борьбу медийного сообщества, использования всех возможных информационно-коммуникационных инструментов – начиная от персонального участия и закачивания привлечением других медийных персон – экспертов, блогеров, политиков.
  • Масштабной кампании, рассчитанной на международное сообщество. Политические узники при правильном выборе приоритетов, тем и месседжей, все еще пользуются уважением и привлекают особое внимание международного сообщества. Сочувствие, переформатированное в поддержку, для украинцев имеет порой чудодейственный медийный эффект.

Что касается самого политика, то помимо смелости сыграть роль политического заключенного, ему необходимо придерживаться трех законов медийной активности:

  • не выпадать из контекста текущих событий, что означает держать руку на пульсе информационных волн, трендов и перспектив;
  • заявлять о себе – в контексте выбранного образа, тщательно создавая имидж персональными мазками;
  • упорядочить все действия в единую стратегию, ориентированную на дальнейшую, свободную политическую деятельность. Речь идет о том, что шаги, свершаемые хоть и в заключении, должны быть ориентированы на дальнейшую конструктивную работу вне стен тюрьмы. Иначе тактически выгодные информационные бомбы могут подорвать репутацию в дальнейшем.

Украинские реалии

В украинских реалиях есть примеры довольно удачного обновления политического образа тюремным заключением. Так, самая известная «политическая узница», лидер Батькивщины Юлия Тимошенко смогла, в итоге, трансформировать тюремный срок в политические бонусы. Заключение политика такого уровня, входящего в тройку самых влиятельных женщин мира, не могло не вызвать резонанса в мировом политикуме. Европейский парламент, Парламентская Ассамблея Совета Европы, Европейский суд по правам человека – все эти организации единогласно осудили преследование Юлии Тимошенко, увидев политическую мотивацию.

Находясь в заключении, Юлия Владимировна взяла курс на культивирование сострадания к своей персоне

Источник фото: http://golos-ru.com/yuliya-timoshenko-v-tyurme-ne-podchinyaetsya-obshhim-pravilam/

Находясь в заключении, Юлия Владимировна взяла курс на культивирование сострадания к своей персоне за решеткой как со стороны украинцев, так и международных политиков, СМИ. Образ несломленной воли, однако требующей защиты – довольно удачный для понимания украинцами, а также накладывается на общий стереотип восприятия самой Украины в мире. Да и второй «работающий» стереотип – женщина, просящая защиты от тирана-уголовника, несомненно повлиял на имидж последнего как на территории Украины, так и за рубежом.

Несколько смазанным вышел образ Тимошенко, как ни странно, при выходе из тюрьмы в феврале 2014 года. Освобождение поразительно повлияло на Юлию Тимошенко и на ее здоровье. С трудом передвигающаяся, практически умирающая на глазах мировой общественности недавняя арестантка чудесным образом внезапно ожила, встала и стремительно пошла покорять новые политические вершины. Такой поворот не прошел мимо избирателей, для которых президентские выборы в 2014 году были революционно выстраданы, а оттого были нестандартно полны надежд и решимости что-то менять. Да и к тому же, хоть Юлия Владимировна и вела довольно активный арестантский образ жизни, из политической повестки она все-таки выпала. Юлия Тимошенко оказалась вне трендового формата. Выставив свою кандидатуру на выборах, амбициозная Юлия дала понять, что от заветной мечты стать первой женщиной —  Президентом Украины — она не отказалась и не откажется. И заодно «прощупала» почву, на присутствие надежного электората. Приняв полученные 13% избирательной поддержки как базовую точку отсчета, Тимошенко ринулась в уже не первый свой политический бой.

А вот рассчитывая на усиление партийной силы за счет второй «женщины — узницы», также страдающей от деспотизма тирана, Тимошенко не учла базовых отличий особенностей характера Надежды Савченко.


Тимошенко не учла базовых отличий особенностей характера Надежды Савченко

Источник фото: Facebook Надія Савченко

Так, Савченко чужд образ, вызывающий сострадание. Она, скорее, боец, заряжающий противостоянием, что очень вовремя наложилось на запрос украинского народа и получило соответствующий отклик в виде поддержки. Необходимо отметить, что сострадательный стереотип в данной ситуации был бы не столь эффективен, так как после 2014 в политическую моду вошли образы воинов и защитников, независимо от пола политиков.

Политический узник Юрий Луценко, проведя в заключении 833 дня, реанимировал политическую карьеру в роли ближайшего соратника нынешнего президента.

 Политический узник Юрий Луценко, проведя в заключении 833 дня, реанимировал политическую карьеру

Источник фото: http://www.svoboda.org/a/24207172.html

Его поспешное помилование то ли в угоду европейским партнерам, то ли учитывая особенности здоровья, дало основания в свое время рассуждать и о помиловании Тимошенко. Однако, Юрий Витальевич, не проявив особых политических амбиций после освобождения, выдержал паузу и примкнул уже к новой провластной силе. И занимаемая ныне должность свидетельствует лишь о том, что в политике пути абсолютно неисповедимы – вчерашний заключённый вполне может стать генпрокурором.

Следует отметить, что г-н Луценко в большей мере грамотно публичен в своей работе – так, посещение камеры в Лукьяновском СИЗО, в которой он провел почти два года, было, пожалуй, довольно своеобразной площадкой для презентации планов в новой должности. Использовать прошлое заключение как возможность возрождения, без лишних эмоций и мстительной риторики – для этого, наверное, необходимо быть истинным украинским политиком. И хотя очевидно, что при Луценко-генпрокуроре сподвижникам предыдущего политического режима вряд ли будет сладко, внешняя оболочка заботливо сформированного образа отстроена верно.

Библиотекарь (а именно им политик был в колонии) Василий Волга, получив свободу через 3,5 года, пообещал вернуться в политику и возродить в стране «мощное левое крыло».

Василий Волга, получив свободу через 3,5 года, пообещал вернуться в политику

 Фото: http://news2000.com.ua

Чиновнику, который получил должность председателя Госфинуслуг по квоте Компартии во времена Януковича, суд дал 5 лет тюрьмы. Его признали виновным в деле о покушении на взятку в размере $500 тысяч в обмен за досрочное выведение временной администрации из «Первого кредитного общества», а также в растрате 47 тыс. грн бюджетных средств в результате назначения личного водителя на должность главного специалиста отдела корпоративного управления. В случае же с политической карьерой Василия Волги, то тут очевиден тот факт, что месседж о политической подоплеке, повлекшей за собой осуждение, не отработан на полную мощь и вследствие этого не раскручен. Василий Александрович в сознании большинства украинцев остался коррупционером, что несколько затрудняет дальнейшее политическое развитие карьеры. Однако, не делает его неосуществимым – в украинской политике возможно все.

Писательские таланты

Довольно часто заключенные политики прибегают к такому коммуникационному инструменту как книга. И если кто-то останавливается в статусе библиотекаря, то некоторым писательские таланты не дают покоя. Так, Юрий Луценко не без помощи Мустафы Найема представил народу книгу «По обе стороны колючей проволоки», а главная узница Кремля Надежда Савченко, еще будучи в заключении, подарила миру «Сильное имя — Надежда», из которой общественность узнала много нового об отношении Надежды к Майдану, сепаратистам, мужчинам и алкоголю.

Лидеру «Батькивщины» Юлии Тимошенко не до книг – эту функцию она предпочитает передавать на аутсорсинг специалистам. Так, свет увидели книги «Юлия Тимошенко: Завоевание Украины» итальянского журналиста-писателя Сандро Тети (творческий псевдоним Ульдерико Ринальдини), «Юля. Второе дыхание» Андрея Кокотюхи, «Уряд Юлії Тимошенко» Сергея Руденко и пр.

Среди менее известных как политических, однако получивших свою долю популярности в качестве заключенных чиновников, писательскими трудами прославился судья Львовского апелляционного административного суда Игорь Зварыч. «Судья-коляднык» выдал фантастический рассказ «Ваша честь — компьютер». Зварич изобрел собственный рецепт борьбы со взятками: решение должен выносить не судья, а искусственный интеллект — компьютер. Кроме того, он написал книгу «Mein Kampf in Ukraine».

В ходе использования такого коммуникационного инструмента как книга, политику, конечно же, следует учитывать стратегические перспективы позиционирования. Так, Надежда Савченко уже сейчас получает обратную реакцию на некоторые фрагменты книги, которые вряд ли добавляют позитивных штрихов к общему образу. В целом, для того, чтобы указанный инструмент «сработал», необходимо учесть следующее:

  • книга должна быть информационным взрывом, однако контролируемым. Сенсация ради сенсации может навредить в будущем;
  • содержание должно быть интересным: в меру личным, в меру – политическим. Стереотип о том, что книга от имени политика раскрывает не всегда лицеприятные секреты политической жизни, еще актуален. Однако тут главное не переборщить с «грязным бельем»;
  • автор либо центральный герой книги должен быть настоящим, однако в рамках создаваемого либо существующего имиджа. Некоторые подробности лучше все же оставлять при себе;
  • анонсирование/презентация/распространение книги должны быть шумными в информационном плане, вирусными и «говорящими». Молчание оставит книгу, пусть даже самую интересную, пылиться на задворках книжных магазинов;
  • и главное, книга не должна быть сделана «из ничего» — должна быть центральная тема, ключевая идея, стратегическая цель. Книга ради книги – пустая трата денег и времени.

Болезнь как особенность политического заключения 

Ну и, конечно же, о болезни. Иногда о заболеваниях украинских политиков общественность узнает только после выдвинутых обвинений, арестов, судов и наказаний. И чаще всего, именно те, кому не посчастливилось попасть на скамью подсудимых, из пышущих здоровьем и красотой превращаются в немощных, отрешенных и крайне больных личностей. Конечно же, освобождение лечит. Однако, в стереотипном восприятии украинцев политический заключённый обязательно имеет проблемы со здоровьем, много читает, пишет и периодически голодает.

Политическое заключение или тюремное заключение, ставшее таковым в силу обстоятельств, несомненно не остается незамеченным при формировании образа политика. При грамотном использовании условий и факторов внешней среды, пребывание в изоляции может создать пространство сострадания, доверия и недовольства политическим режимом. При отсутствии возможностей, а часто – понимания и осознания полученного шанса на реанимацию имиджа, политическая карьера может стать уж совсем недосягаемой. Однако, в любом случае, обновление политическим заключением – шаг серьезный, требует немалой силы политика, выразительной харизмы и коммуникационно-информационных характеристик. Без наличия которых заключение может стать в глазах народа оправданным.

Литература:

  1. Кажигалиева Г.А. ОБРАЗЫ-АРХЕТИПЫ И СИМВОЛЫ-АРХЕТИПЫ В СИСТЕМЕ ТЕКСТОВЫХ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ. http://sociosphera.com/publication/conference/2013/172/obrazyarhetipy_i_simvolyarhetipy_v_sisteme_tekstovyh_lingvokulturologicheskih_edinic/

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *