Партийное строительство: лидер или идея?

Головицкая А.А.

Партийное строительство: лидер или идея?

Несмотря на то, что политических партий в Украине хоть отбавляй (на начало июля 2016 года в Минюсте зарегистрировано 349), идеи партийного строительства и создания уникальной, именно той, которой вдруг начнут доверять избиратели, партии не покидают ни действующих политиков «от стару до младу», ни желающих попасть в политическую тусовку активных граждан. И тут возникает первый вопрос – делать ставку на лидера (харизматичного, красивого, сильного, хозяйственника, спасителя или защитника – любой из вариантов подойдет), или все же обратиться к идеологии и воззвать к истинным потребностям избирателей. Эта дилемма в политической системе превращается в извечный вопрос, по аналогии — что было первым: курица или яйцо? Вот только от выбора между лидером и идеей зависит будущее политической структуры – стать одной из многих ниже проходного барьера или дать ответ на общественный запрос и попасть в число счастливчиков-лидеров рейтингов.

Для начала попробуем разобраться в понятийном аппарате. Итак, партии идеологические или лидерские. Е. Малкин и Е. Сучков в своей книге «Политические технологии» предлагают следующую классификацию политических партий в зависимости от типа их системообразующей идеи [1]:

  • «чисто идеологические» – будущая цель, к которой ведут такие партии, соответствует представлениям о неком понятном гражданам образе жизни (в случае современной Украины – «как в Европе», или наоборот – «как во времена СССР»), реализация которого воспринимается избирателями как «светлое будущее». Членами и сторонниками таких партий бывают, как правило, политически ориентированные избиратели.
  • партии «лидерского типа», идеология которых основана на положительном образе их лидера. Для сторонников партий такого типа главное – не то, в какое будущее их ведут, а кто ведет.
  • «бюрократические партии» или партии власти. Системообразующая идея таких партий – патернализм: к светлому будущему (неважно какому, но «светлому») нас может привести только сильная и мудрая власть.

В нашем случае, при рассмотрении проблемы выбора политического лидера или политической идеи на этапе партийного строительства, предположим объединение чисто идеологических и бюрократических партий в одну группу. Итак, для анализа рассмотрим две категории, которые условно назовем «светлое будущее» и «мессия».

 

Заглянуть в будущее

«Светлое будущее» – идеологизированная партия, в основе которой лежит сильная, актуальная системообразующая идея. Однако, следует понимать, что какой бы хорошей и перспективной такая идея не казалась партийным строителям, одна должна соответствовать единственному принципу – отвечать политическим стереотипам массового сознания, отражающим ценности того или иного хорошо знакомого гражданам образа жизни. По сути, если создателям политической партии удалось ответить на общественный запрос – доверие избирателей у них в кармане. Конечно же, идеологизированная партия и более устойчива ввиду того, что системообразующая идея востребована определенной частью общества [1].

Какой может быть системообразующая идея для украинцев? Ведь по сути, такая национальная идея (а речь именно о ней), поисками которой были озадачены, пожалуй, все политические силы в свое время, лежит где-то на поверхности и абсолютно очевидна для многих.  Однако на сегодняшний день в обществе существует очевидный вакуум понимания общей цели и общего видения будущего, т.е. национальной идеи.

С приходом независимости в Украине само по себе наличие идеологии было несколько дискредитировано, так как ассоциировалось с пережитками СССР и коммунистическими идеями. Долю ностальгирующих тут же подхватила КПУ, которая просуществовала достаточно долго и была удалена из политического процесса не отсутствием интереса и голосов избирателей, а искусственным способом. Социалистическая ниша также дала определенные бонусы своим лидерам, однако широкого размаха так и не получила.

Попытки сделать национальной идеей борьбу за справедливость украинцы проходили (и осознали, что «справедливість … є»), после этого наш народ хотел быть услышанным («почую кожного»), а затем попробовал жить по-новому («жити по-новому»). Однако ни одна из предложенных идей на национальную не тянет, а от идеологических основ и того далека.

В целом, для украинской политической культуры свойственен вариант декларирования национально-демократических доктрин, но при этом, де-факто, исполнения ритуальных танцев вокруг получения (либо удержания) власти. Т.е. следование какой-либо идеологии заканчивается на презентации партийной программы, далее начинаются обычные торги, и попытка внушить избирателям мысль о собственной необходимости в государственном управлении.

Спасительный лидер

«Мессия» – партия, в основе который лежит образ лидера. И, конечно же, было бы неверным настаивать на полной безиделогичности таких партий. Напротив, их программы содержат отнюдь не пункты послужного списка лидера, а набор вполне приемлемых идей. Вот только отнести их к какой-либо идеологии достаточно сложно – чаще всего идеи, на которые опирается такая партия, довольно тактичны, решают сиюминутные вопросы, а «светлое будущее» в их исполнении не более чем «за все хорошее и против всего плохого».

Также нельзя и сказать, что «лидерские» партии – это неполноценные партии. Напротив же, в украинских постнезависимых реалиях — это наиболее популярный механизм попадания во власть.

Те же Е.Малкин и Е.Сучков подчеркивают, что лидерские партии могут в перспективе преобразовываться в партии идеологизированные. Когда возникает новая партия, на этапе ее становления лидер часто оказывается важнее идеи. Он способен вытянуть даже довольно невнятную партийную программу. Если же программная конструкция партии не имеет опоры в стереотипах массового сознания, то без яркого лидера просто невозможно обойтись. Лишь он способен послужить центром кристаллизации потенциальных сторонников новых взглядов. Уже потом, со временем, партия наработает историю, традиции. Ее деятельность постепенно сформирует соответствующие стереотипы у избирателей, а ее программные установки, соответственно, обретут характер системообразующей идеи. Партия превратится из партии лидера в идеологизированную партию [1].

Стоит отметить, что это несколько идеализированный вариант, однако при верном подходе к стратегической отстройке работы, планировании деятельности в долгую и актуальных тактических проектах, вполне достижимый в Украине. А если еще и лидер пройдет испытание тюремным заключением, то, и того гляди,  такая сакрализация вождя может сделать вопрос поиска идеологической ниши не актуальным.

Эволюционная теория лидерства утверждает, что лидерство и способность следовать за лидером были критически важными для выживания древних людей, и что психологические шаблоны лидера и ведомого возникли и развивались в течении примерно двух миллионов лет человеческой эволюции. Более того, психологическая адаптация как к лидерству, так и к способности следовать за лидером стала частью нейрологической структуры. Эта адаптация, по сути, представляет собой постоянные физические изменения в человеческом мозге. Виды поведения, которые она вызывает (лидерство и более широко распространенный феномен – следование за лидером), стали инстинктивными и универсальными во многом аналогично тому, как это произошло в случае языкового развития [2].

Основной вывод эволюционной теории лидерства, в нашем случае, при рассмотрении лидерства политического: люди, обладавшие когнитивными способностями следовать за лидерами, выживали более эффективно [2].

Более того, авторы приводят в пример математические модели, которые показывают, что когда превалирует неопределенность и сложность, дистрибутивное лидерство (рассредоточенное/спонтанно возникающее) в конце концов работает лучше, чем диктаторское лидерство. А термином «дистрибутивное лидерство» и можно назвать демократию.

Обратившись к эволюционным исследованиям, видно, что лидерство во многих случаях было залогом выживания народов. Однако, в политическом ракурсе наибольшую ценность представляет собой теория следования за лидером. Ведь успех политической силы зависит от доверия избирателей, которое оценивается голосами на выборах. Итак, в каких случаях срабатывает эта «тревожная кнопка» – следовать за тем или иным политическим лидером?

Та же эволюционная теория лидерства говорит, что наличие лидера могло быть эффективной стратегией для наших предков с целью научится новым действиям в непредсказуемой среде. Т.е. лидер для группы – это наличие знаний во времена сомнений, возможность преодолеть тяжелые времена.

Стало быть, если наша психология следования за лидером возникла в ответ на проблемы, стоявшие перед древним человеком, тогда мы явно увидим особенно сильные свидетельства следования в ситуации, когда индивиды или группы оказываются перед трудностями, подобными тем, что докучали нашим предкам [2]. Соответственно, люди более вероятно будут следовать за лидером, когда они:

  • убеждены, что единство группы находится под угрозой;
  • не знают, что думать или что делать;
  • стремятся к положению лидера.

И если посмотреть на первых два пункта, то очевидна актуальность этих условий для сегодняшней Украины. Большую часть независимой жизни украинцы боролись с врагами, посягающими на их единство, а последние годы продемонстрировали отсутствие единого решения по преодолению угроз государственности и сохранения суверенитета.

Возвращаясь к особенности следования за лидером, стоит рассмотреть понятие внушаемости. Ведь внушение (суггестия) является неотъемлемым компонентом любого человеческого общения, в процессе которого каждый человек пребывает в роли внушающего и внушаемого [3]. Так вот, в числе факторов, повышающих ситуативную внушаемость, важное место занимает нарушение привычной социальной стабильности. Возникающие при этом неразбериха, смятение в умах, тревожность и, опять же, страх, создают предпосылки для внушения. Помимо этого, внушаемость остается высокой в условиях длительных кризисных ситуаций в экономической и политической сферах жизни общества.

По мнению А.Л. Потеряхина, в современном обществе страх, состояние тревожности может порождаться социальными условиями жизни [3]:

  • неуверенность в завтрашнем дне;
  • ухудшающимися экологическими условиями существования человека;
  • незащищенностью перед социально опасными действиями отдельных индивидов.

Перечисленные факторы, по мнению ученого, повышают внушаемость людей, которая беззастенчиво используется в политической борьбе с целью манипулирования общественным сознанием и достижения узкокорыстных целей.

Соответственно, в усложнённых условиях существования, когда группе (народу) грозит опасность, чаще всего такая группа выберет следование за лидером. А в случае владения таким лидером навыками внушающего (либо понимание необходимости использования таких навыков), победа в политической борьбе на украинском ринге обеспечена.

Означает ли это, что украинский народ не озадачивается вопросами своего «светлого будущего», а выбирает слепое следование за лидером, доверяя и ошибаясь, но продолжая идти? Вряд ли. Просто обстоятельства среды, которые влияют на становление политических элит, пока что не на стороне идеологического компонента. Ведь идеология подразумевает существование в определенной системе ценностей, но двигаться туда самостоятельно, в состоянии стресса, нестабильности и изменений не всегда в лучшую сторону, куда сложнее, нежели доверить свою судьбу лидеру. Пусть и ошибочно, но и возможность сменить политических вождей выпадает довольно часто.

Еще одной причиной, возможно, стоит отметить необходимость возложения ответственности: если есть лидер – есть ответственный за все плохое. А если есть идеология, то вроде бы как ты и сам виноват, что ей следовал.

Общественный запрос

Политические рейтинги, а точнее – рейтинги доверия украинцев политикам, подтверждают переменчивость мнений в контексте проводимых действий. Но все же, каким должен быть идеальный политический лидер для украинца?

Максим Яковлев в своей статье «Феномен украинской «зрады»: каким должен быть идеальный национальный лидер» отмечает, что современный украинец отличается от предшественников именно своими ожиданиями и надеждами, возлагаемыми на лидеров. У среднестатистического украинца современности есть целый комплекс требований и разнородных ожиданий от собирательного образа власти. Современные украинцы хотят, чтобы власть не мешала им жить и вести бизнес, не облагала их высокими налогами. Но в то же время они чают пришествия «сильного лидера», хозяйственника, хотят бесплатного и одновременно качественного образования, медицинского обслуживания, невозможного без эффективного налогообложения, честных условий ведения бизнеса, немыслимых без адекватной нормативно-правовой базы и независимой судебной власти. Парадокс всех этих взаимоисключающих параграфов заключается в том, что мы неосознанно вместо делегирования власти перекладываем на наших лидеров часть ответственности именно за наши действия [4].

Социологические исследования демонстрируют тяготение украинцев к «сильной руке» до событий 2013 – 2014 гг, ожидая от такого лидера наведения порядка либо путем консолидации, либо путем подавления несогласных [5].

В 2016 украинцы больше всего доверяют волонтерам (71,3%), общественным организациям (49,2%) и вооруженным силам Украины (48,8%), что непосредственно выражается и в рейтингах доверия [6]. Первенство Надежды Савченко, лидерские позиции Юлии Тимошенко и Олега Ляшко говорят не в пользу идей и идеологических веяний, а свидетельствуют о превалировании харизмы, наличии истории самоотверженной борьбы и демонстрации заботливого лидерского надрыва, над идеологическими ценностями и перспективами.

Борьба идей – миф или реальность?

В последнее время все чаще от различных политических деятелей звучит тезис о необходимости «борьбы идей» в украинском политическом пространстве. И вроде бы абсолютно верный призыв, ведь по классике именно борьба идей может породить истинную политическую борьбу. Однако, насколько это актуально для украинских реалий?

Политики представляют в качестве борьбы идей противостояние базовых векторов, наиболее актуальных для украинских реалий. Так, идеи еврооптимистов ставятся под сомнение евроскептиками, а реализация государством своих фискальных и регуляторных функций всегда будет почвой для противостояния со стороны оппозиции. Такую борьбу вряд ли можно назвать идейной, и уж тем более ей далеко до идеологического противостояния. Это скорее манипулирование образами тактического уровня, понятными и удобоваримыми для населения. Сравнимо с быстрой едой, которая насыщает без особых изысков – так и конфронтация на уровне образов быстро дает пищу для принятия решения, автоматически отсекая необходимость стратегически обдумать свой выбор.

К сожалению, борьба идей – это такой же манипуляционный инструмент, как и «жизнь по-новому», «улучшение благосостояния каждого», «услышать каждого» и пр. Ведь очевидно, что такое противостояние находится в плоскости экспертной, а не public relations, в которой привыкли работать большинство наших политиков. Да и народ в кризисных условиях волнуют не ценностные ориентации, а собственное пропитание и выживание.

Неужели в условиях повальной популярности «лидерских партий» в Украине идеологическим основам совсем нет места? Да нет же, просто всему свое время. Учитывая специфику событий, потрясших страну и историческую практику создания политических сил в украинских условиях, запрос на стратегическое видение «светлого будущего» пока что у украинцев еще не сформирован.

В условиях динамично меняющейся внешней среды, отсутствии национально значимых, объединяющих идей, научное обращение к той или иной идеологии может не сработать. Общество, жаждущее выбраться из кризиса, будет следовать за лидером, а не пытаться жить в заданных рамках ценностей и приоритетов. Когда цель – выжить, хороши средства, дающие облегчение в краткосрочной перспективе. Именно такие решения и станут трендом ближайшего политического сезона, в котором лидерский партийный стиль определяется историческими особенностями, факторами внешней среды, существующими стереотипами и общим отношением украинцев к политике.

 

Список литературы:

  1. Малкин Е., Сучков Е. Политические технологии. 3-е (8-е) изд., исправл. и дополн. – М.: НП ИД «Русская панорама», 2012.
  2. Ван Вюгт М., Ахуджа А. Избранные. Эволюционная психология лидерства / Пер. с англ. Д. Стороженко / М.: Карьера Пресс, 2012.
  3. Потеряхин А.Л. Ситуативная внушаемость человека. Журнал практикующего психолога, 1998/4.
  4. Яковлев М. Феномен украинской «зрады»: каким должен быть идеальный национальный лидер http://politeka.net/63370-fenomen-ukrainskoj-zrady-kakim-dolzhen-byt-idealnyj-natsionalnyj-lider/
  5. Исследования R&B Group http://rb.com.ua
  6. Исследование Института Горшенина http://institute.gorshenin.ua/news/news/1191_obshchestvennopoliticheskie.html

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *