Инвективная лексика в дискурсе политиков или почему иногда полезно ругаться

Пустовар Е.А.

Инвективная лексика в дискурсе политиков или почему иногда полезно ругаться

«Оскорбления – это доводы неправых»

Ж.-Ж. Руссо

Масштабные события, произошедшие в Украине в начале ХХI столетия, повлекли за собой изменения, затронувшие все сферы общественной жизни: политику, экономику, культуру, что сопровождалось изменением общественного сознания, пересмотром принятых норм поведения. Все это не могло не найти своего отражения в языке, в том числе в языке политической коммуникации, который всегда несет в себе не только информацию, но и оценку рассматриваемых реалий. Это объясняется прежде всего тем, что цель политического дискурса состоит не в объективном описании ситуаций, а в убеждении адресата и побуждении его к политическим действиям. Ведущим средством этого побуждения служит оценка субъектов политической деятельности, политических институтов, ситуаций и действий. В современном политическом дискурсе отчетливо проявляется тенденция к оскорбительным выражениям в отношении оппонентов, что, по сути, является нарушением этических норм, правил приличия. Само понятие «оппонент», обязательное в рамках цивилизованной дискуссии, часто приравнивается к аналогу «враг», поэтому словесные столкновения нередко приобретают яростный, агрессивный характер. Достаточно часто четкие аргументы, спокойное обсуждение определенных проблем политики заменяют перебранкой с активным использованием инвектив, взаимными упреками, оскорблениями, резкими безапелляционными оценками. Конструирование и внедрение иллюзорного «врага», по мнению О.О. Савельевой, − основа манипулирования [1]. Зачастую достаточно сделать человека «врагом» в глазах общественности, чтобы поставить «крест» на его политической карьере.

Будучи одним из фундаментальных свойств человеческого поведения, агрессия находит разнообразное выражение в языке. Речевая агрессия в политике применяется, чтобы опорочить оппонентов с помощью откровенной лжи, некоторых неприличных, а зачастую просто оскорбительных ассоциаций, заявлений или высказываний. Как правило, политик, применяющий такой прием, откровенно противопоставляет себя «конкурентам», создавая негативный фон, обеспечивающий восприятие его персоны как фигуры позитивной – унижая противников и за счет этого выделяясь и возвышаясь над ними.

«Два-три эффективных шага легко помогут нашей стране выйти даже из такого затяжного экономического кризиса, как сейчас…

И еще: надо отдать экономику не тупицам и бездарям, а людям, которые знают, как ее развивать!.. И все-все кризисы в нашей сильной стране останутся позади!» (В. Рабинович) [2].

Речевую агрессию как способ речевого воздействия можно отнести к области коммуникативной деятельности человека, в котором пересекаются интересы психологии общения, пропаганды, массовой коммуникации, политики. В большинстве лингвистических работ речевая агрессия рассматривается как явление психолингвистическое, то есть агрессия понимается как речевое поведение, а с точки зрения лингвистики идет анализ способов и форм выражения данного явления. С одной стороны феномен вербальной агрессии сопряжен с такой формой речевого поведения, которая нацелена на оскорбление или сознательное причинение вреда человеку, группе людей, обществу в целом. В данном случае политиком используются высказывания, цель которых заключается не в передаче какой-либо информации, а в провоцировании у аудитории немедленной отрицательной реакции. При этом сам политик вряд ли испытывает сильные эмоции. Для него агрессивный акт – не более чем повседневная рабочая ситуация. Именно такая разновидность речевой агрессии наиболее опасна в коммуникативном отношении, поскольку она представляет собой продуманный, спланированный, подготовленный речевой акт, цель которого – нанесение коммуникативного вреда адресату, разрушение гармонии общения.

Некоторые же исследователи рассматривают речевую агрессию в ракурсе коммуникативного поведения и связывают ее с определенным психологическим состоянием адресата. Политик, которому свойственно агрессивное речевое поведение, далеко не всегда действует сознательно. «Одной из причин речевой агрессии…является…недостаточная осознаваемость…собственного речевого поведения в целом и в частности агрессивных компонентов в нем» [3, С. 42-54]. В таком случая эмоциональность и агрессивность по отношению к политическим противникам воспринимается аудиторией положительно и является прекрасным способом создания позитивного имиджа политика.

Чтобы выразить свое отрицательное отношение к предмету речи, в политических текстах, как правило, прибегают к инвективе. В.И. Жельвис считает, что в основе инвективного общения лежит «стремление понизить социальный статус адресата или уровень его самооценки, нанести моральный урон. Во вторую очередь, через оскорбление и обиду может преследоваться практическая цель – добиться изменения поведения адресата» [4, С. 23].

В словаре иностранных слов мы можем прочитать следующее определение инвективы: «резкое, оскорбительное выступление против кого-либо, чего-либо, оскорбительная речь, выпад» (лат. invectiva – «бранная речь») [5, С. 93]. Поскольку инвектива – это оскорбительная речь, имеющая определенные целевые установки (стратегии), можно выделить следующие компоненты инвективной стратегии:

Инвективная лексика в дискурсе политиков или почему иногда полезно ругаться

Таким образом, можно вывести следующее толкование понятия «оскорбительная речь» − это речь, содержащая отрицательную оценку объекта, на который она направлена, и воспринимаемая этим объектом как несправедливая, т.е. не соответствующая действительности. Целью этой речи является понижение статуса объекта речи и уровня его самооценки. Для реализации названной цели используют разные виды инвектив и маркеры «чуждости»

  • Дейктические и полнозначные знаки, содержащие компонент

дистанцирования: эти, они, там, заграничные и др.

«Ну давайте дадим им тридцать дней, но если они опять ничего не раскроют, опять обманут, если в стране будет продолжаться вот эта катастрофа и они не уходят, ну, я не знаю, то это захватчики какие-то» (В. Рабинович об убийстве журналиста Шеремета) [6].

При употреблении этих знаков происходит как бы мысленное очерчивание круга, отделяющего своего от чужих, подчеркивается, что «они» находятся по ту сторону границы круга.

  • Показатели умаления значимости – индикаторы нижнего уровня

тимиологической оценки: всякие, разные, какой-нибудь там и др. Под тимиологической оценкой понимается оценочное ранжирование по параметру «важное, существенное, значительное, серьезное ó неважное, несущественное, несерьезное, то, чем можно пренебречь, на что не следует обращать внимание».

«Я докажу, что  вы – вор, лично. Я докажу, что, действительно, Кабмин возглавил коррупцию… Я не собираюсь, чтоб какой-то Аваков, который приворовавшийся, который – все знают! – что он не работает, на схемах  сидит, разговаривал с Саакашвили в таком тоне!» (М. Саакашвили) [7].

  • Показатели недоверия к оппоненту, сомнения в достоверности его

слов: кавычки и лексические маркеры «якобы», «так называемый», «пресловутый». Смысловая цепочка в данном случае выглядит следующим образом: «сомнительный, не заслуживающий доверия – потенциально опасный – чужой, незнакомый – враг»

«Безумовно, події в Україні є безпрецедентними і потребують з нашого боку безпрецедентних рішень. От уже оголошують так звані «донецькі республіки», так звана «Харківська народна республіка» і інші утворення, які там у кремлівських темниках будуть сюди експортуватися в Україну…»

(В. А. Кирименко) [8].

  • Инвективные ярлыки, характеризующиеся идеологизированностью,

субъективностью и преубежденностью. Основным свойством ярлыка является то, что отрицательная оценка, которую он несет в себе, не выясняет объективные свойства личности, явлений, событий, а обозначает их по признаку идеологической инородности.

«Я – украинец, а ты – трепло и артист…» (А. Аваков) [7].

  • Инвективная ирония, будучи менее эмоциональной и более

интеллектуальной, является наименее «жестким» средством вербальной агрессии. В отличие от ярлыка и бранной лексики ирония является средством вторичной номинации и всегда выступает как скрытая инвектива. Кроме того иронические номинации – единственный тип инвектив, содержащий насмешку. Три фактора – наличие насмешки, сниженная эмоциональность и вторичность номинации – делают иронию наименее агрессивным типом инвектив.

«Одна из квартир, по утверждениям хакеров, уходит заместителю Генерального прокурора Давиду Сакварелидзе. Это его санузел, если интересно кому-то. А трехкомнатная квартира ушла старейшине этого коррупционного аула, известному в Одессе рекетиру Мише-грузинчику. Вот так будет выглядеть его кухня студия. И по самому скромному подсчету, стоимость этих квартир порядка 1 млн. долларов без ремонта, а ремонт там идет полным ходом…Сейчас они подтверждают дизайн интерьера, выбирают цвет полотенцесушителей и выбирают место для полочки для книг в туалете» (Д. Голубов) [9].

  • К стандартным маркерам агрессии относятся экспрессивные волитивы с семантикой изгнания, категорические требования и призывы, речевые акты проклятия, угрозы. Наиболее распространенной формой волитива «изгнание из власти», является его выражение при помощи дискурсивных слов отчуждения долой, прочь, вон.

«І тому ви, бандити, думаєте, що ви взяли Бога за бороду, що ви зможете фальсифікувати вибори, що ви можете знущатися, що ви можете красти голоси у людей і не відповідати! Даремно ви так думаєте! Закінчиться вам лафа. Прийде кінець вашій владі, прийде кінець Партії регіонів… Ганьба Партії регіонів! Геть Партію регіонів!» (О. Ляшко) [10].

К инветивной лексике относят также особую группу – обсценная лексика, т.е. мат. Употребление в речи таких слов вызывает озлобленность и взаимную враждебность, производят гнетущее впечатление, создает мрачное настроение.

«Хочу попросити усіх, хто вважає, що Донбас і Крим треба віддати. Вибачте за французьку, видаліться нах#й, будь ласка, з друзів і підписників» (О. Ляшко) [11].

Реализует явную, сильно выраженную агрессию – оскорбление, т.к. практически всегда оно воспринимается как однозначно агрессивное высказывание. Оскорбление является наиболее типичным речевым жанром, в котором употребляется инвектива. По утверждению Ю. Щербининой, оскорбление – это любое слово или выражение, содержащее обидную характеристику адресата [12]. В зависимости от степени осознанности и целенаправленности агрессивного высказывания в них преобладают либо эмоциональность, либо оценка. При этом слово может употребляться как в прямом, так и в переносном/метафорическом значении.

«Глава МЗС Росії Гебельс-Лавров заявив, що військовий конфлікт в Україні – проблема самих українців. Кончений цинік і наволоч!» (О. Ляшко) [13].

«Кремлівский ти кухар, грозненський колесник, шатойський броварник, ачхоймартанський козолуп, Великої і Малої Росії свинопас, муртадська свиня… свиняча морда, кобиляча срака, різницька собака, нехрещений лоб, хай би взяв тебе чорт!» (О. Ляшко) [14].

Оскорбление является одним из наиболее типичных речевых жанров, которые в различных ситуациях общения могут функционировать и как проявление агрессивного речевого поведения, и как целенаправленная речевая деятельность [12]. На этом основании выделяют две разновидности оскорблений:

  1. Намеренное оскорбление – реализует целенаправленную речевую

агрессию. В отличие от защитного оскорбления, оно предполагает более объективную оценку внешности или качеств собеседника и, следовательно, является более обидным.

«Закінчилась перерва, народ би давно з роботи вигнали, якби працювали так, як ви. А ви, дармоїди, з ранку до вечора тільки гулять!» (О. Ляшко) [15].

  1. Защитное оскорбление − чаще всего это ответ на предшествующее

проявление вербальной агрессии, своеобразная «защитная реакция». В таком высказывании преобладает эмоциональность и обычно отсутствует объективная характеристика оппонента (дурак, псих и др.)

«— Слушайте, правда, вы как Попка, попугай

— А вы просто как попка» (Найем и Голубов) [16]

По отношению к адресату и способу воздействия на него можно выделить следующие разновидности оскорблений:

 Инвективная лексика в дискурсе политиков или почему иногда полезно ругаться

Прямое – оскорбление непосредственно воздействующее на личность адресата

«Глава МЗС Росії Гебельс-Лавров заявив, що військовий конфлікт в Україні – проблема самих українців. Кончений цинік и наволоч!» (О. Ляшко) [13].

Косвенное – смягченная разновидность данного жанра. Это высказывание, построенное на приеме умолчания, когда оценочное слово заменяется указательным или определенным местоимением («сам такой», «это ты о себе сказал» и др.).

Опосредованное – непрямое оскорбление, направленное на отдельные составляющие образа адресата – его внешность, черты характера, образ жизни, принадлежащие предметы и т.д.

«Колись Мєдвєдєв здавався багатьом відносно проєвропейським політиком, але час показав, що він лише маленька путінська шавка» (О. Ляшко) [17].

Надо понимать, что оскорбление, почти всегда, реализует явную и сильно выраженную вербальную агрессию, поскольку оно воспринимается как однозначно агрессивное высказывание. А мы понимаем, что речевая агрессия препятствует реализации основных задач эффективного речевого общения: затрудняет полноценный обмен информацией, тормозит восприятие и понимание собеседникам друг друга, делает невозможной выработку общей стратегии взаимодействия. «Она – спутник практически любой ссоры и самый опасный враг вежливости» [12].

 

Литература

  1. Савельева О.О. Влияние на аудиторию, манипулирование аудиторией//Обществознание в школе. 2000. №3
  2. Рабинович В. Программа «Рабинович: субъективные итоги недели на телеканале News One, 17 июля 2016» http://newsone.ua/ru/subektivnye-itogi-nedeli-s-vadimom-rabinovichem-17-07/
  3. Щербинина Ю. Методы диагностики речевой агрессии//Прикладная психология и психоанализ. 2001. №3
  4. Жельвис В.И. Эмотивный аспект речи:(Психолингвистическая интеграция речевого воздействия). Ярославль, 1990, 81 с.
  5. Словарь иностранных слов/Под ред. Н.С. Арапова, Р.С. Кимягарова и др. М., 1999, 336 с.
  6. Рабинович В. на 112-ua «Хватить выживать – пора выбирать жизнь!».
  7. YouTube, 20.07.16 Опубликовано видео ссоры Саакашвили с Аваковым (18+). Найважливіші новини 24 канал. 16 декабря 2015 http://24tv.ua/ru/opublikovano_video_ssory_saakashvili_s_avakovm_n640533
  8. Кириленко В.А. Четверта сесія ВР України VII скликання. Засідання 21, 08 квітня 2014 http://rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/5227.html
  9. Голубов Д. «Дмитрий Голубов о коррупционных схемах Саакашвили» (видео). YouTube, 27 січня 2016
  10. Стенограма пленарного засідання. Засідання 12. 08 жовтня 2013. 10 год. http://rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/5068.html
  11. Ляшко О. F, 6 листопада 2014 https://www.facebook.com/O.Liashko/posts/726079287460671
  12. Щербинина Ю. «Русский язык. Речевая агрессия и пути ее преодоления» http://litread.me/pages/444956/496000-497000?page=1
  13. Ляшко О. «Ворога треба бити!» 25 сентября 2014 http://tribun.com.ua/21635
  14. Ляшко О. «Лист українських депутатів-патріотів московському шайтану Кадирову!» Радикальна партія Олега Ляшка, 31 мая 2015 http://liashko.ua/news/general/146-list-ukrayinskih-deputativ-patriotiv-moskovskomu-shajtanu-kadirovu?attempt=1
  15. Ляшко О. Стенограма пленарного засідання. Засідання 12. 08 жовтня 2013. 12:38 http://rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/5068.html
  16. Найем vs Голубов «Вы как Попка, попугай», 112 Украина, 29 марта 2016 http://112.ua/video/nayem-vs-golubov-vy-kak-popka-popugaya-a-vy-prosto-popka-192205.html
  17. Ляшко О. Официальная страница Вконтакте, 20 сентября 2014 https://vk.com/wall139835612_60962

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *