Понятие слухов и их признаки

А.Л. Потеряхин

Понятие слухов и их признаки

Слухи в истории человеческой цивилизации появляются также давно, как и коммуникация вообще. Обмен информацией в форме слухов стимулируется ориентировочным рефлексом. На ранних стадиях развития человечества это был единственный способ обмена значимой информацией касающейся удовлетворения основных потребностей: об источниках опасности, жизненно важных ресурсах, о фактах жизнедеятельности иерархически устроенной группы и т.д. По мнению специалистов [2], возможность передачи информации от одного индивида к другому являлась залогом выживания первобытных общностей.

Предпосылки функционирования слухов российский психолог С. Беззубцев [2] усматривает, во-первых, в том, что с развитием цивилизации, возрастанием специализации и разделения труда, усложнением внутригрупповых и межгрупповых связей возрастала необходимость в обмене информацией и ее коллективной интерпретации. Во-вторых, сталкиваясь с  непонятным явлением и не находя удовлетворяющего объяснения самостоятельно, человек с давних пор привык обращаться за помощью к своему сообществу.

В последнее время увеличился интерес к слухам специалистов в самых различных областях деятельности: психологов, социологов, специалистов в области паблик рилейшнз, маркетинга, рекламы, имиджмейкеров, журналистов, специалистов, осуществляющим информационно-пропагандистское обеспечение деятельности государственных и правоохранительных органов. И не удивительно, поскольку слухи выступают важным фактором формирования общественного мнения, имиджа личности, организации, предприятия. Они являются своеобразным «кривым зеркалом» в котором отражаются уже существующие установки, стереотипы, представления, ожидания людей. Слухи могут нести серьёзное деструктивное начало, негативно влиять на трудовую мотивацию персонала. На фоне слухов может порождаться паника, дезорганизация работы жизненно важных технологических циклов. Они зачастую серьёзно компрометируют политических лидеров, органы государственного управления, правоохранительные органы, армию, торговые марки, бренды. В некоторых организациях слухи  — это наиболее сильные средства коммуникации. Нередко они распространяются быстрее, чем официальная информация [1].

Но стихией слухов можно управлять. Современные исследования в области организационной психологии, маркетинга доказывают, что слухи можно целенаправленно создавать, например, с целью увеличения прибыли. В настоящее время пропаганда с использованием слухов, по оценкам некоторых специалистов в области массовой коммуникации, стоит в одном ряду с пропагандой через прессу, радио, телевидение и кино [6]. Среди профессий, связанных с использованием коммуникативных технологий, появилась такая, как специалист по слухам [5] или слухмейкер [2]. Работа со слухами, в частности борьба с ними, является одной из обязательных задач служб паблик рилейшнз. А внутриорганизационными слухами должны управлять менеджеры, сотрудники кадровых служб предприятий.

Однако прежде, чем приступать к рассмотрению причин и условий возникновения, методов и приемов работы со слухами, нам нужно разобраться в том, что такое слух. Вопрос не праздный. Многие исследователи предпринимали попытки дать такое определение, но общепринятого пока не существует. Более того, наметились разночтения в понимании слуха в социальной психологии и маркетинге. Нам необходимо рабочее определение, которое бы позволило решать практические задачи, связанные со слухами. Такое определение можно сформулировать, проанализировав признаки слухов. В качестве признаков слухов авторы, изучающие это явление,  обычно рассматривают (см. схему 1):

      Неопределённость достоверности информации; эта характеристика информации может колебаться в очень широком диапазоне: от правдоподобной до абсолютно ложной, полностью недостоверной. Широта спектра достоверности информации, предаваемой слухом, является следствием того, что в процессе движения сюжет слуха подвергается изменениям в сторону его приспособления к психическим нуждам коммуникаторов (рассказчиков) и реципиентов (слушателей). Именно поэтому, по мнению некоторых исследователей, полностью достоверными слухи не бывают. В процессе изустной передачи они неизбежно подвергаются искажениям и всегда чем-то отличаются от истины.

Менее категоричной точки зрения придерживается российский ученый А. П. Назаретян. Он пишет: «Безусловно, слухи могут содержать недостоверную информацию, равно как и официальные сообщения. Но мне неизвестны серьезные исследования, доказывающие, что слухи недостоверны чаще. В первые недели Великой Отечественной войны почтовые отделения по всей стране без разговоров принимали посылки в города, уже оккупированные немцами, чтобы опровергать «вредные слухи». После Чернобыльской катастрофы украинские партийные власти из кожи вон лезли, чтобы разоблачить слухи об опасной радиации. А в августе 1998 года те россияне, которые поверили  слухам о грядущей девальвации рубля, оказались в лучшем положении, чем их соседи, внимавшие ежедневным клятвенным заверениям президента (Б.Н. Ельцина) и главы правительства (С.В. Кириенко), что это абсолютно исключено» [8, С. 89]. Более того, по мнению этого ученого, степень достоверности информации не имеет ни какого отношения к тому, квалифицируем ли мы некоторую информацию как слух или нет.

Почему же люди склонны доверять слухам? По мнению С. Беззубцева [2] основным фактором, способствующим этому, является информационная перегруженность. Именно этим, на его взгляд объясняется то, что люди в ситуации выбора зачастую руководствуются мнением себе подобных, а не ищут самостоятельных решений. Такое поведение биологически во многих случаях оправдано, поскольку освобождает человека от груза ответственности принимаемых решений, экономит время, дает возможность сосредоточить внимание на других актуальных явлениях.

      Направленность содержания слуха на удовлетворение какой-либо психической потребности людей, неудовлетворённой иными способами [6]. Неудовлетворённость и желание получить удовлетворение выступают в качестве мотива для восприятия и воспроизведения услышанного. “Одно из шутливых определений рекламы – пишет Г.Г.Почепцов, — гласит, что реклама – это искусство говорить вещи, приятные для вас. Следует признать, что и слухи представляют собой желаемую информацию. Ведь даже негативные предсказания в них принимаются на веру. Такова наша психология и психология восприятия информации” [4, С.298].

      Коллективное авторство, анонимность. Передаваемый изустно слух является продуктом коллективного творчества [6], коллективной попыткой объяснить проблемную и эмоционально насыщенную ситуацию даже в том случае, если он инспирирован умышленно. Важнейшей функцией слуха является интерпретация [2] актуальных событий.

      Важной характеристикой слуха традиционно считалась его устность. Г.Г. Почепцов пишет: “Слух принципиально принадлежит неписьменной коммуникации. Он распространяется в устной среде, теряя многие качества, попадая на страницы, например, газеты. Там он служит лишь поводом для опровержения или подтверждения, однако не является при этом  уже самостоятельной единицей” [5, с.283-284]. Слух передается устно от человека к человеку. Устность предполагает высокую степень ориентации на получателя сообщения, учёт его интересов, потребностей. Он должен вызывать доверие у слушателя. Сообщения, транслируемые средствами массовой информации, могли рассматриваться как информационный повод для слуха, который давал начало его передаче от одного человека к другому, при этом существенно трансформируясь.

Вместе с тем, последние публикации, посвященные слухам, в частности их использованию в маркетинге, дают основания поставить под сомнение принципиальную устность слуха. Почти все авторы, которые касаются темы использования слухов в маркетинге, пишут о возможности и необходимости трансляции слуха в Интернете. Более того, С. Беззубцев, рассматривая территориальное пространство слуха, отмечает, что «по мере укрупнения пространственной единицы все большее значение начинают играть не личные («сарафанное радио»), а массовые коммуникации – информационные агентства, средства массовой информации, теле и радиопередачи, Интернет и т.д. Если на уровне одного отдела или небольшой компании вполне достаточно устной передачи слуха, то на корпоративном уровне могут быть задействованы уже письма по электронной почте, записки и заметки в заводском листке и т.д. На отраслевом рынке к делу подключаются выставки, листовки, специализированные СМИ. Глобальный же уровень не может обойтись без помощи массовых коммуникаций» [2, С. 32 — 33].

Но такая позиция также не может нас удовлетворить, поскольку приводит к «утрате» явления. Если СМИ начинают транслировать информацию, являющуюся содержанием слуха, без указания на ее происхождение, то чем это сообщение будет отличаться от массива другой информации сомнительной достоверности, которая также публикуется в СМИ?  Очевидно все же необходимо определенное ограничение, отделяющее слух от другой информации, транслируемой средствами массовой информации (здесь пока не идет речь о случаях апелляции к слуху в СМИ или его анализа как элемента реальности – об этом ниже). Выход, на мой взгляд, состоит в том, чтобы принять ограничение или условие, которое предлагает американский специалист в области устной рекламы Годфри Харрис [7]. Он считает, что к устной рекламе можно относить только такие сообщения, которые соответствуют одному из двух условий:

а) передаются непосредственно от одного индивида к другому, или

б) передаются письменно, по электронной почте или другим способом между людьми, знающими друг друга.

Таким образом, если слух передается письменно, по электронной почте или каким либо иным образом знакомому человеку, то он в целом сохраняет свои свойства. Но сообщения в средствах массовой информации с этой точки зрения не могут считаться слухом. Их можно рассматривать как информационный повод, «затравку» для слуха.

5. Яркость слуха. Информация, содержащаяся в нём, должна вызывать у человека определённую эмоциональную реакцию, в частности удивление, ощущение прикосновения к тайне, страх.

В истории зафиксировано немало ярких событий, которые порождали лавину слухов. Во время второй мировой войны объектом интенсивных слухов, получивших распространение в английских войсках, был командующий немецким Африканским корпусом Эрвин Роммель. Когда он прибыл в Африку, в его распоряжении находились всего две дивизии, а также измотанные итальянские войска, чей боевой дух оставлял желать лучшего [3]. Танков решительно не хватало, поэтому Роммель наладил изготовление муляжей из подручных материалов. Такие фальшивые танки, установленные на обычные армейские «фольксвагены», переезжали с места на место и пугали англичан, пока настоящие боевые машины сосредотачивались для решающего удара. Когда же немцы атаковали, англичане в беспорядке отступали, поскольку были убеждены, что против них действуют крупные силы. В другой раз Роммель обратил в бегство противника, у которого было численное преимущество, приказав привязать к танкам и автомобилям грабли и бороны. Таким способом удалось поднять в воздух столько пыли, что англичане решили, будто против них движется целая танковая армада. Вкопав в песок свои зенитные орудия, Роммель заманил к ним английские танки. Англичане не только потеряли много своих машин, но и пришли к выводу, что немецкие танковые пушки обладают невероятной убийственной силой.

Быстрые и эффективные победы командира Африканского корпуса создали ему немало почитателей по обе стороны фронта. Это естественно породило многочисленные слухи. Дошло до того, что английский генерал Окинлек попытался запретить упоминать его имя. В приказе британского генерала говорилось: «Существует реальная опасность того, что печально известный нам Роммель станет своего рода «наваждением» для наших войск. Солдаты рассказывают о нем небылицы, а его имя оказывает на них гипнотическое  воздействие. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя разговоры о его способности и энергичности не лишены основания. В связи с этим было бы крайне нежелательно, чтобы наши люди приписывали ему сверхъестественные качества. Требую провести разъяснительную работу в войсках и всеми доступными способами внушить личному составу, что Роммель не представляет из себя ничего большего, чем обычный немецкий генерал. Обращаю ваше особое внимание на то, что не следует сейчас употреблять слово «Роммель», имея в виду нашего противника в Ливии. Без конкретизации следует говорить о «немцах», «вооруженных силах оси» или «противнике»» [цит. по 3, С. 2]. Как видим, в приказе предприняты первые попытки противодействия слухам.

6. Актуальность (злободневность, интересность) информации, распространяющейся в виде слухов. Описывая событие или явление, выступающее предметом слухов, они отражают также общественное мнение, более общие социальные стереотипы и установки людей и в целом информационную ситуацию в регионе.

С актуальностью связана еще одна особенностью слухов, как элемента массовой коммуникации. По мнению Г.Г. Почепцова, слухам свойственна  определённая терминальность событий, которые попадают в их сферу. Это понятие он не определяет, но из контекста его использования следует, что терминальными являются события, привлекающие всеобщий интерес, вызывающие общественный резонанс. К таким событиям относятся: смерть известного певца, самоубийство высокопоставленного чиновника, известие о крупной катастрофе и т.п. Действующими лицами в слухах зачастую оказываются известные личности. “…Определённая яркость содержания слуха достигается как терминализацией представленных в нём событий, так и популярностью героев этих событий” [5, с. 285].

Актуальность может рассматриваться и как временная характеристика слуха, т.е. то, как долго слух может существовать [2]. В таком понимании актуальность слуха может измеряться днями, месяцами, годами и даже столетиями, когда слухи становятся легендами.

Г.Г. Почепцов [5] отмечает, что важной  коммуникативной характеристикой слухов является самотранслируемость, которая по сути является результатом интеграции названных признаков. Это качество состоит в том, что слух обязательно подвергается дальнейшей трансляции. Человек, воспринявший слух, затем становится рассказчиком и передаёт этот слух дальше. Для этого не требуется каких либо дополнительных условий. К сообщениям, обладающим подобной характеристикой, он относит также и анекдоты. “Природа самотранслируемого сообщения такова, что его трудно удержать в себе. Человек в любом случае старается передать его дальше, а передав, испытывает психологическое облегчение” [5, с. 282].

Схема 1.

Слухи

                       

Этому свойству самотранслируемости слухов Г.Г. Почепцов [5] предлагает несколько объяснений:

  1. Это свойство обусловлено, прежде всего, содержанием слуха. Как правило, он содержит информацию, которая интересует всех, но  умалчивается средствами массовой коммуникации.
  2. Слухи могут рассматриваться как косвенное проявление коллективного бессознательного, определённых архетипических[1] феноменов[2].
  3. Как ответ на коллективные тревожные ожидания.
  4. Слух является ответом на “общественное желание, представление”.

Говоря о самотранслируемости слуха, нужно сделать одно уточнение, позволяющее избежать излишнего упрощения и расширительного толкования слуха, с которыми можно столкнуться в работах, посвященных использованию слухов в маркетинге. Схему распространения или трансляции слуха можно представить следующим образом (см. схему 2):  если  субъект (С 1) становится непосредственным участником, наблюдателем яркого, захватывающего события (S), то у него может возникнуть желание поделиться впечатлениями с кем-либо из своих знакомых (С 2). В качестве такого события может выступать и сообщение в средствах массовой информации. Но такой обмен впечатлениями, мыслями по поводу события еще не является слухом. Информация об этом событии становится слухом, когда у второго субъекта появляется желание рассказать об этом своим знакомым (С 3). Именно с этого момента можно говорить о самотранслируемости  информации, т.е. о том, что данное сообщение является слухом.

Схема 2.

слухи

Итак, слух – это сомотранслирующаяся, неофициальная информация с неопределенной степенью достоверности, сообщаемая либо в процессе  непосредственного межличностного общения, либо опосредовано передаваемая субъектом знакомым участникам коммуникации. В определение не включены признаки актуальности, яркости, направленности на удовлетворение какой-либо потребности, поскольку они объединяются понятием сомотранслируемости.

Слухи являются важной содержательной составляющей неформальной коммуникации. Однако отождествлять эти явления нельзя, поскольку содержанием неформальной коммуникации могут быть не только слухи, а например, искренние сообщения интимного характера о чувствах, переживаниях партнеров и другая информация.

____________________________________________________________

[1]Архетип – термин аналитической психологии, её центральное понятие. Обозначает суть, форму и способ связи наследуемых бессознательных первообразов и структур психики, переходящих из поколения в поколение. —  Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, 1997., с. 34.

[2]Мысль о существовании архетипа слуха автору впервые высказал В.А. Шимко в частной беседе.

Кроме того, нужно подчеркнуть, что между научной трактовкой понятия слуха и его обыденным пониманием существует расхождение. С. Беззубцев отмечает, что в обыденном сознании слухи чаще всего отождествляются со сплетнями и понимаются людьми как отстраненное явление, не касающееся их непосредственно («где-то ходят слухи»).

Литература

  1.     Алёшина И.В. Паблик Рилейшнз для менеджеров и маркетеров. — М.: Ассоциация авторов и издателей «Тандем». Издательство «ГНОМ-ПРЕСС», 1997.
  2.     Беззубцев С. Слухи, которые работают на вас. – СПб.: Питер, 2003. – 192 с.
  3.     Новиков К. Китайские принципы Второй мировой / Имею право, № 9 – 10, май 2005 г. – С. 2 – 3.
  4.     Почепцов Г.Г. Информационные войны. Основы военно-коммуника-тивных исследований. – Ровно: ППФ “Волинські обереги”, 1999.
  5.     Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. – М.: “Релф-бук”, К.: “Ваклер”, 1999.
  6.     Социальная психология. Краткий очерк / Под общ. ред. Г.П. Предвечного и Ю.А. Шерковина — М.: Политиздат, 1975.
  7.       Харрис Г. Слово на вес золота/ пер. с англ. – М.: ООО «Вершина», 2003. – 256 с.
  8.       Назаретян А.П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи. Лекции по социальной и политической психологии. – СПб.: Питер, 2003. – 192 с.

Вам также может понравиться ...

1 комментарий

  1. You’re a real deep thnkrei. Thanks for sharing.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *